Аналитика

Мы все меркантилисты. Поздравляю.

merkantilism

2 года как уж 0 комментов

[Спекулятивная эссеистика. Сумбурно, долго, ненаучно — все, как вы любите. Ваш Дарт Сократес. Разоблачений и срывов покровов не будет — мне нет необходимости говорить правду потому, что нормальным людям она и так уже известна.]

I.

Мы все меркантилисты. Не важно, что нам говорят с голубых экранов говорящие растения в пиджаках. Хорошо это или плохо нам еще предстоит узнать. Ответ будет зависеть от того, что случится с вашими деньгами.

Мы все меркантилисты, даже если не хотим ими быть. Нас никто не спрашивает, мы просто слушаем, что нам говорят. И верим, когда нам говорят, что деньги это реальные вещи, которые нужно контролировать с помощью разветвленной системы банков, биржевых фондов и страховых систем. Эх, если бы нашелся хоть один, кто сказал бы, что деньги это символическое описание продуктов и их ценности. Что деньги имеют такое же отношение к реальности, как и слова, которые мы говорим каждый день. Но нет, таких смельчаков не найдется, да и австрийцы уже не те (намек на некогда модную австрийскую школу экономики. которая попортила кровь всем экономистам от сохи)…

II.

Свобода слова — это виражи на миражах. Нет ее и в мире денег. Любая попытка децентрализовать финансовые операции привлекает повышенное внимание банков. Чаще всего таким попыткам не дают шансов и объявляют их вне закона, «пиратскими способами торговли на черном рынке». Если бы Виталик Бутерин и его криптовалюта были старше лет на десять и ближе к поколению, которое управляет банками, то его бы уже давно закрыли (Мавроди подтверждает). Единственное, что позволяет создателям криптовалют и альтернативных платежных систем ходить на свободе, — это их покладистость и мгновенная интеграция в банковские системы. Или то, что власть имущие не понимают, как эти криптовалюты работают. Можно быть уверенным, что как только финансисты учуют запах крови — увидят в тебе конкурента, они сделают все, чтобы тебя закрыли на два пожизненных срока, как это сделали с создателями Silk Road.

Таким же образом дело обстоит и с географией финансовых сервисов — PayPal очень осторожно заходит на дикие земли (СНГ, Африка), здесь могут орудовать только местные недоразвитые банки-кошельки олигархов и политиков. А если на счет PayPal или другой альтернативной платежной системы начинают поступать крупные суммы или частые платежи (с краудфандинговых площадок, например), то его сразу блочат — тотальное подозрение к людям вне централизованной банковской системы. Только если вы абсолютно прозрачны, если банк знает каждый ваш шаг и каждую покупку в супермаркете или интернете, можно рассчитывать на благосклонность большого брата.

Показательный пример — страны Скандинавии, которые уже не первый год избавляются от кэша. Сегодня там в некоторых магазинах просто невозможно рассчитаться наличкой, ибо «Cards only». К наличным деньгам там отношение как к бедному родственнику и обломку ушедшего поколения. Такая же наклейка и на вендинговых автоматах. И вообще, покупайте все в интернете, зачем вам наличка, вас же могут ограбить Т.е. мне, туристу, нужно идти и давать свои личные данные в финансовую систему другой страны, чтобы получить карточку, которой можно оплатить кофе или обед в ресторане — и вот между мной, покупателем, и продавцом встала третья сторона, которая хранит информацию обо мне и может запросто отказать мне в транзакции, если ей не понравилось движение средств на моей карте или система повисла от какого-то глюка. Ergo, уже не только банки контролируют финансовые операции, к ним подключились еще какие ребята (диджитал-масоны?), которым тоже нужна комиссия за обслуживание. Там, где я платил за кофе 2 евро наличкой, теперь нужно платить 2,88, но с карточки, причем кофе на вкус такой же, а история моих покупок теперь хранится на серверах в условном Амстердаме. «Добро пожаловать в «cashless society» и не будьте параноиком», — ненавязчиво говорят мне, — «это же прогресс. И с продавцом говорить уже незачем, платите цифровому посреднику». Мне заткнули рот и я молча допиваю свой кофе…

III.

Незначительные продукты и услуги приобретают фантастическую ценность. Потому что так сказали (кто?). Колумб поплыл открывать путь в Индию из-за специй (во время крушения европейских монархий всем захотелось чего-то поострее, ага). Это все равно, что я сейчас открою маршрут на Марс из-за какого-то минерала (потому что на Земле кризис и глобальное потепление, и вообще тут уже все решено). Нет, это слабый пример. Сегодня важны не физические продукты, а #эмоции. С каких это пор все человечество отрастило себе вагины, чтобы упарываться #эмоциями и следить за ежегодным оскаром, а не требовать больше качественных автомобилей, хороших и недорогих лекарств, доступной недвижимости и образования? Прав был полоумный Ги Дебор, когда говорил, что спектакль приобретает все большую ценность. Возьмем сферический пример цирковых схваток 2+ тел, нашпигованных стероидами: американскую народную забаву, реслинг:
merkantilism

Акции WWE медленно, но уверенно растут,
падения немедленно компенсируются взлетами. Арена еще долго не опустеет.

То, что раньше было местечковым балаганом и площадной тусовкой отяжелевшей от пива черни, стало поп-культурой и мейнстримом с годовой капитализацией в 1,58 миллиарда американских рублей (да, я в курсе, что ни одна компания не показывает своих реальных цифр из-за налогов или намечающейся продажи, но все же).

Или Нетфликс, киностудия и кинопрокат в одном лице:

merkantilism

Рост акций с 10-15 до 130-140 долларов за четыре года.
Никакой завод не нужен, достаточно сдавать в прокат чужие фильмы и снимать на их основе свои сериалы.

Очень приятно получать прибыль с того, на что не нужно тратить годы труда. Особенно, когда государство поддерживает общество спектакля и способствует росту инвестиционных пузырей, доткомов, стартапов и прочих сказок тысячи и одной ночи.

Рискуя погрузиться в обсуждение всех этих -измов (что вполне уместно в дружеской пьянке между физруком и трудовиком), скажу только, что капитализм и меркантилизм это не одно и то же. Если капитализм определяет и находит рынки, а затем получает с них прибыль, то меркантилизм уже создает рынки под себя, под свой продукт (будь-то потная возня мужиков в ринге или сексапильные подростки-вампиры, не суть), а затем контролирует их и получает прибыль. Меркантилизм лучше всего обслуживает не рынки, а рынки, который созданы им. Поэтому Нетфликс, да…

IV.

«Свободная торговля» теперь означает «свободная торговля для меня», а колонии теперь называются «страны третьего мира». Вербальное жонглирование и никакого мошенничества. Все попытки работать в поле laissez-faire экономики заранее обречены на провал из-за одного банка, который теперь выполняет роль государства-полицейского в мировой экономике. Встречайте, финансовый штаб планеты, швейцарский BIS, мать центробанков всех стран. Во время Второй мировой этот банк охотно принимал нацистское золото, переплавленное с коронок и украшений сами понимаете с кого снятых. Что не помешало BIS стать местом встречи мировых регуляторов финансовых потоков, местом рождения международных стандартов (Базель I и II, Базель Конкордат…). В 2000-х этот банк стал мировым денежным центром — 60+ центробанков, 95% мирового ВВП контролируются отсюда, это и есть казна мировой деревни (привет, Маклюэн). Именно здесь решается сколько будут стоить национальные валюты, здесь происходят битвы с Международным Валютным Фондом. В совете правления этого банка сидят умные дядьки, которые очень боятся инвестиционных пузырей и экономических кризисов, и думают, что могут всех этих страхов избежать путем контроля и диктата. Очень трудно решить что и сколько будет стоить в каждой из 60+ стран, если каждая страна имеет свои особенности рынка и темпы развития, формы власти и законы. Такое ощущение, что BIS откусил кусок больше, чем может проглотить — когда в миссии организации прописываются такие функции, как «ответственность за финансовую стабильность, поддержка кооперации и диалога между участниками рынка, доверительный агент в международных финансовых операциях», то становится ясно, что кто-то тут исходит из лицензионных предпосылок (aka «пиздит») и скрывает свои корыстные цели под красивыми словами.

Если во второй половине XX века еще было модно быть крупной международной компанией (Apple, Microsoft, Facebook это уже динозавры), то в 2000-х популярность набирают государственные и частные фонды (привет, Димон), non-profit организации, которые имеют неслабый профит. Будущее за ними — безликим корпорациями, которыми управляет неизвестно кто, а в совете директоров сидят куклы с восковыми лицами. Изменилось название, а не суть. Кажется, теперь я начинаю понимать старика Карлина:

И еще один момент, который слишком велик, чтобы обсуждать его в рамках этой статьи: если раньше продукты и услуги можно было увидеть и пощупать, то теперь существуют целые рынки, где продуктом выступает информация/эмоции (Нетфликс) или контроль решений (BIS и центробанки, Cisco, PayPal). О, дивный новый мир…

Наф саид. Иншаллах, мазл тов, раминь, господа.

Как всегда — для тех, кто дочитал самое вкусное:

or

ЭТО ИНТЕРЕСНО!

    Комментарии

    всего 0 комментариев

    Оставьте ваш комментарий